Штаб на связи!

Telephone number of 1 +7 (3952) 25-16-17
Telephone number of 1 +7 (3952) 76-75-54
Telephone number of 1 +7 (3952) 72-87-44

Голосования

На какую смену в лагере вы хотели бы попасть больше всего?
 



Полезные товары

р.200.00

История Российского скаутинга PDF Печать E-mail
Автор: Администратор   
16.01.2011 20:30

Российский скаутинг, как одно из интереснейших детских движений, появился в 1909 г. и своей целью ставил подготовку достойных граждан Отечества. Скаутские отряды и патрули возникали во многих городах России.

По сравнению с европейской частью страны скаутские отряды Сибири, по крайней мере, Восточной, стали возникать, в основном, к 1917 г. Идеологическим центром скаутинга была Чита, где с 1917 по 1922 гг. жил Иннокентий Жуков. Невозможно писать о сибирском скаутинге, не упоминая об этом человеке. Скульптор, детский писатель, педагог, скаутмастер, организатор пионерского движения в стране. Личность многогранная, противоречивая, до конца при жизни не понятая.

О его скульптурных произведениях с одобрением отзывались И.Репин, М.Горький, Л.Толстой, О.Роден, но в советское время он с трудом пробивал себе путь к признанию, которое пришло только в шестидесятые годы. От самобытного поэтического творчества он обращается к созданию идеологизированных книг для пионеров и о пионерах. Великий мечтатель, развивающий идею длительной игры в педагогике и скаутинге, он становится "старшим пионером республики", ратует за освобожденный скаутинг, призывает к сотрудничеству с комсомолом. Именно эта его деятельность не находит однозначной оценки у скаутлидеров России.

 

Иннокентий Николаевич Жуков родился 5 октября 1875 года в семье управляющего Горно-Зерентуйским рудником. Сибирь издавна являлась местом ссылки и каторги, и семья Жуковых по своим корням не являлась исключением. Становление личности Иннокентия прошло, с одной стороны, в атмосфере провинциальной жизни, а с другой, в близости к «государственным» преступникам. Рано сформировался сильный характер, стремление к подвижничеству, умение занять себя и окружающих общественно-полезной деятельностью.

В 1895 году И. Жуков поступает на филологический факультет Петербургского университета. Годы после университета – это творчество, выставки, учеба в Париже, работа учителем географии, воспитание собственных детей. Первая мировая война была нелегким испытанием для всей страны. Растущая дороговизна заставляет И. Жукова работать по 30-40 часов в неделю. Но, несмотря на это, когда в 1914 году возникло «Общество содействия мальчикам-разведчикам «Русский скаут» во главе с вице адмиралом И.Ф. Бостремом,  Жуков принял на себя обязанности секретаря. В полной мере И. Жукова можно назвать одним из первых историков российского скаутинга. Уже в 1916 году он написал и издал работу «Русский скаутизм. Краткие сведения о русской организации юных разведчиков».

После Февральских событий 1917 года война не закончилась. В голодном и холодном Петрограде жить становилось все сложнее, а в Чите собрались почти все родные. Получив приглашение от сестры, И. Жуков решил переехать в родное Забайкалье. 12 сентября 1917 года семья прибыла в Читу.

Сибирский период жизни Жукова оказал серьезное влияние на развитие скаутского движения региона. В неполном списке адресов отрядов русских скаутов, опубликованном в 1917 г. в Петербурге, шесть относится к Сибири и Дальнему Востоку: два — в Томске, по одному в Иркутске и Чите и два — во Владивостоке. Но по отрывочным данным, собранным автором, в 1918-1919 годах скаутская работа велась в 21 или 22 городах, расположенных к востоку от Урала: Чите, Иркутске, Хабаровске, Владивостоке, Никольск-Уссурийске, Нерчинске, Верхнеудинске, Красноярске, Томске, Омске, Барнауле, Екатеринбурге, Канске, Ишиме и других. Важно, что в этот период, помимо мальчиковых отрядов, возникают и девичьи группы.

Вопрос о дате возникновения скаутского движения в Иркутске является спорным. В журнале "Под знаменем скаутизма" сообщается информация о том, что 9 апреля 1917 г. группой учеников местных учебных заведений — Бобровским, Шастиным, Жилкиным и другими — была создана Иркутская организация скаутов, которая в первые дни своего существования насчитывала 15-20 человек. Эти ребята и составили первый скаутский отряд, явившийся основой развития скаутского движения в городе. Но в опубликованных списках участников первого съезда по скаутизму представительницей Иркутской дружины скаутов упоминается А.И.Евгеньева. Съезд же проводился в конце пятнадцатого - начале шестнадцатого годов. Ко всему прочему, на одном из собраний бойскаутов и их родителей в докладе упоминалось, что первые попытки организаций скаутов в Иркутске были сделаны в 1916 г.

Тем не менее, отталкиваться приходится от даты — апрель 1917 г., так как именно ее сами иркутские бойскауты называют днем своего рождения.

В истории иркутского скаутинга зима 1918-1919 гг. может считаться окончанием первого периода — периода становления, формирования структуры отрядов, выбора руководителей. Как этот процесс проходил?

1 сентября 1918 г. все отряды и отдельные патрули объединились в дружину. Ее возглавил приглашенный группой родителей преподаватель Иркутского коммерческого училища Н.О.Толоконский. В черновых записях Н.С.Романова встречается информация о том, что 19 февраля 1919 г. вновь сформировался первый отряд бойскаутов имени покорителя Сибири Ермака Тимофеевича. Естественно, сложно не обратить внимание на слово "вновь". Получается, что отряд уже распадался. Ситуация складывалась следующим образом.

Он родился в 1881 г., окончил в Петербурге Духовную академию и в 1906 г. стал преподавать в Иркутской духовной семинарии историю и древние языки (греческий и латинский). Кроме этого, он был учителем истории в коммерческом училище, институте благородных девиц, женской гимназии Григорьевой.

Интересы Алексея Плакидовича распространялись намного дальше его профессиональных обязанностей. Он любил и знал сибирскую природу. Вместе с плотником им была построена моторная лодка, названная "Дельфин", на которой в 1910 г.  А. П. Демьянович со своим другом Головщиковым обошел кругом весь Байкал.

На этой же моторке он помогал в исследованиях профессору Виталию Чеславовичу Дорогостайскому, организовавшему в Котах биостанцию. В знак признательности и в благодарность за помощь профессор В.Ч.Дорогостайский назвал одного из представленных в Байкале ракообразных именем Демьяновича.

Как и многих представителей иркутской интеллигенции, Алексея Плакидовича интересовала проблема подъема культуры и образовательного уровня края. Он был членом Совета народного университета, много времени уделял чтению лекций в составе его лекционной комиссии.
И на фоне всех этих разнообразных интересов обращение к скаутингу случайным не было. А.П.Демьянович, узнав о появлении бойскаутов в городе, сразу же обращается с письмом в редакцию газеты "Иркутская жизнь" и интересуется возможностью связаться со штаб-квартирой одного из отрядов.  Контакты налаживаются, и А. П.Демьянович становится начальником дружины.
При дружине иркутских бойскаутов работали стаи волчат (младших мальчиков), под руководством А.Рейхбаума, и птенчиков (младших девочек), возглавляемых Чичаговой.

О жизни скаутов того сложного времени рассказала автору Лидия Ивановна Тамм, детство которой было связано со скаутским движением Иркутска. Родилась Лидия Ивановна в 1907 году, но, несмотря на свой возраст, она сохранила потрясающий задор, оптимизм, веру в людей и готова поделиться с ними и своим жизненным опытом, и своими воспоминаниями.

 «Штаб-квартира скаутов располагалась на улице Амурской ( ул. Ленина) в здании за Русско-Азиатским банком (Кировская поликлиника) на первом этаже. Скаутов можно было отличить по форме. У девочек это были расклешенные  юбки цвета хаки, такие же рубашки, а летом можно было ходить в рубашках белого цвета. Мальчики ходили в шортах и рубашках того же цвета, носили пилотки или широкополые шляпы. На рукаве и головных уборах у нас были значки-лилии, которые ребята отливали из свинца. Обязательным элементом формы являлся галстук-косынка цвета отрядов.

В отряде было 4 звена по 10 человек.  Названия отрядов  и звеньев были связаны с природой, именами птиц и зверей, жизнь и повадки которых изучались. Я входила в звено «Горностай».
Скауты вели личные дневники, куда записывались добрые дела, сделанные за день, так как правилом скаутов было «Ни дня без доброго дела». Записывали мы в эти тетрадки и личные впечатления, события, встречи с людьми. По желанию ребят дневники обсуждались на сборах.
Сборы были очень интересными и мы ждали их с нетерпением. Беседовали о природе, читали дневники, вожатые ( Лидия Ивановна использует не характерный для скаутов термин) рассказывали нам  об Иркутске, окружающей природе, особенно об Ангаре и Байкале. Были годы войны. Приходилось делать корпий ( это белый материал, который раздергивался на нитки и использовался вместо ваты), клеить конверты для солдат. Наши старшие товарищи никогда не обсуждали с нами, для кого мы стараемся - для «белых» или для «красных». Говорилось о человеке, которому необходимо помочь.

После бесед и конкретных дел мы играли, пели песни. Я помню наши любимые подвижные игры «По следу лисицы» ( «лисица» разбрасывала маленькие кусочки бумаги, вешала на деревья ниточки, заламывала веточки, а ее по этим следам нужно было найти), «Ищу знамя» ( условное знамя пряталось и его нужно было искать по составленному плану) и другие.

Песни были разные. Это и Гимн скаутов, и «Картошка», и «Дружно, сестры». Упражнялись и в сочинении частушек. Часто их объектом был наш любимец, начальник дружины Левушка Каплан-спортсмен-легкоатлет:
« Кто летит как аэроплан?
   Это Левушка Каплан»
Лидия Ивановна помнит своих скаутмастеров и товарищей-скаутов, людей, без самоотверженной работы которых не было бы скаутской организации Иркутска. Она старается назвать каждого. Многие из этих фамилий (имена у некоторых уже стерлись из памяти) никогда не упоминались ни в материалах архивов, ни в скаутских журналах Иркутска и поэтому были незаслуженно забыты.
«Особенно любили Левушку Каплана. Впоследствии он стал одним из организаторов пионерского движения. Арестован в 1937.


Исай Шапиро, скаут-мастер. Исчез после 1937
Вера Крамаренко, вожатая отряда. Дочь царского генерала. Прекрасная спортсменка, играла на равных в футбол с мальчишками. Уехала с отцом в Китай при наступлении «красных».
Юра Попов, вожатый отряда, весельчак, душа ребят. Один из организаторов пионерии.
Вишневская, вожатая отряда. Была ею и у пионеров, но через два месяца порвала с ними из-за своей религиозности.


Леля Власова, вожатая отряда скаутов, членом которого была я. После роспуска скаутской организации с пионерской свою жизнь не связала.
Костя Жилин, скаутмастер. Именно он или в 1918 или в 1919 приходил к нам в гимназию и знакомил с идеями скаутизма».

Проблемы структурирования организации, как это проходило у нас в Иркутске, не были чисто местным делом. Выше уже упоминалось, что скаутские отряды существовали более чем в двадцати городах Сибири и Дальнего Востока.  Такая разбросанность, естественно, требовала какого-то организационного оформления, координации действий и обмена информацией. Обязанности начальника Восточно-Сибирского округа принял на себя И.Жуков. Он же пытался решить этот вопрос на всероссийском уровне, опираясь, как на образец, на схему западных бойскаутских организаций. Эта задача должна была обсуждаться летом 1919 г. в Иркутске на съезде скаутмастеров и деятелей по скаутизму Сибири и Урала. О дальнейшей судьбе этого плана и о том, почему его не удалось реализовать, неизвестно. Особенностью читинского и иркутского скаутинга была определенная нейтральность. Не следует забывать, что основной рост сибирских, да и российских организаций, связан с гражданской войной, в частности, с белым движением. Советская власть продержалась на территории Сибири недолго. К концу августа 1918 года «белые» стали уже хозяевами Читы. Руководство белого движения поддерживало развитие скаутских отрядов на Дону, в Ставрополье, на Кубани, в Сибири. Эта поддержка носила не только идеологический, но и материальный характер. В ответ на это многие скаутские отряды помогали белогвардейцам.

Материалы же Читинского и Иркутского скаутских изданий стараются обходить острые проблемы, практически не встречается упоминаний о властвующих на территории Сибири силах. Вероятно, во многом это объясняется личными убеждениями И.Жукова. В обращении к К.А. Перцеву, временному заместителю Старшего скаута России О. И. Пантюхова, он настаивал: « русская организация…должна занять независимое и обособленное положение в государстве, соприкасаясь по характеру своей деятельности ближе всего со школой… Старшему скауту надлежит с особенной осторожностью и мудростью руководить работой скаутов в настоящий острый политический момент в жизни страны, чтобы не скомпрометировать скаутское движение».


Связующим звеном между различными скаутскими организациями были бюро скаутов. Иркутское бюро связи поставило перед собой следующие задачи: быть официальным посредником между Иркутской и прочими организациями; содействовать скаутской переписке; оказывать помощь в приобретении и распространении скаутской литературы. Также они взяли на себя задачу провести регистрацию всех скаутов-беженцев, оказавшихся в городе.

Общались между собой и руководители. Сын А.П.Демьяновича Борис Алексеевич вспоминает, что к отцу приезжал деятель скаутского движения. Это, вероятнее всего, был И.Жуков, так как из хлебного мякиша он слепил в подарок две головки.

Ни одна скаутская организация того времени не могла плодотворно работать без активной поддержки родителей и других взрослых людей, желающих помочь. В Иркутске также предпринимались попытки создания так называемого Общества содействия. В первой половине октября 1917 г. в Иркутском реальном училище состоялось собрание бойскаутов и приглашенных родителей. Именно на нем прозвучал призыв ребят к организации в городе подобного общества. Оно, в отличие от Московского аналога, было создано самими скаутами. Назвать его работу в тот период особо активной сложно. Ко всему прочему, во время декабрьских боев при пожаре пропали печать и документы. Прошло время, увеличивались ряды организации, и в начале 1919 г. бывшим товарищем председателя прежнего Общества В.С.Ивановым было созвано общее собрание всех интересующихся и сочувствующих делу скаутизма, и деятельность возобновилась. Уже 25 марта 1919 г. газета "Свободный край" извещала, что в Иркутске состоялось собрание вновь организованного Общества содействия скаутизму, которое посетил представитель американского союза христианских молодых людей. Он обратился с приветственным словом к скаутам, команда которых так разрослась, что зал мужской гимназии стал им тесен. В состав Общества вошли и представители скаутов: А. П.Демьянович, скаутмастера Розенберг и Перлов.


 Лагеря Иркутских скаутов проходили на озере Байкал. Борис Алексеевич Демьянович рассказывал, что один из лагерей (он датирует его 1919-1921 годами, точную дату  не помнит) располагался между Листвянкой и Котами, в так называемой Средней пади. Скауты еще в мае 1917 г. обращались к гражданам Иркутска с просьбой оказать содействие в приобретении лодки, так как своих средств у отряда не было. На двух сетовках (больших байкальских лодках с парусами) ходили скауты  8-9 километров из Листвянки до лагеря. Тогда в этом месте стоял деревянный дом, но жили в палатках, готовили еду на кострах в больших чугунных котлах. Организовывая летние лагеря, А.П.Демьянович старался привить ребятам свою любовь к Байкалу и путешествиям по нему.

Несомненно, важную роль в развитии и пропаганде скаутинга играла печать. Не все газеты и журналы сохранились, от одних остались только названия. Попытки выявить подобные издания в Восточной Сибири позволяют назвать "Под знаменем скаутизма" — Иркутск, "Сибирский скаут" — Красноярск, "Утро скаута" — Верхнеудинск, "Забайкальский скаут" — Чита. Упоминается в Иркутске и еще одно издание — "Будь готов", но автору никаких его следов обнаружить не удалось.


В 1920 г. в стране закончилась Гражданская война. В российском скаутинге начинается новый этап, происходят сложные, неоднозначные процессы, которые представляется возможным проследить на примере Иркутска. И сделано это будет на основе анализа комсомольских документов того послевоенного времени, хранящихся в местных архивах. Сухие строки протоколов комсомольских конференций, бюро, собраний четко показывают, как сначала использовался (как и по всей России), а потом уничтожался Иркутский скаутинг.

Решения второго съезда комсомола (октябрь 1919 г.) провозгласили роспуск и ликвидацию скаутских отрядов. Для Сибири это вряд ли было актуально — она находится под совершенно другой властью. И пока в двадцатом году комсомол, с одной стороны, разрабатывает планы ликвидации скаутских организаций, а с другой — пытается использовать их опыт, как методику и систему физического воспитания в работе с детьми, в комсомольских документах Иркутска о скаутинге практически не упоминается. Первая половина 1920 г. проходит для скаутов страны достаточно спокойно — прикрывает Всевобуч. И Иркутское бюро РКСМ 5 июля 1921 г. констатировало, что в праздновании 3 июля были, наряду со спортивными группами, привлечены и скауты . Другой информации о детском движении пока нет.

Коренным образом меняется ситуация в 1922 году. Во время гражданской войны и в первые послевоенные годы особо обращать внимания на работу с подростками у комсомола времени не было. И лишь когда в полной мере проявилась проблема подготовки смены для своей организации, начались активные поиски путей развития детского движения. Обойти при этом вниманием скаутинг было невозможно. Борьба, продолжавшаяся весь 1922 г. и начало 1923 г., носила достаточно интересные формы. Реакция на скаутинг, как движение, была остро негативной. Но своего багажа пока не было, и отвергать скаутинг комсомол, надо отметить, принялся достаточно умно. На этом этапе, в основном, методика скаутинга устраивала. Разными путями (где принятием в комсомол, где приглашением к сотрудничеству по конкретному делу — организации детского движения) сумели привлечь к совместной работе и скаутмастеров. 19 мая 1922 г. родилась пионерская организация, но основным методом ее работы по решению Второй Всероссийской конференции комсомола являлся реорганизованный скаутинг. В центральное бюро детских групп (Главквартиру юных пионеров) вошли и бывшие скаутмастера. Подобные бюро предписывалось создавать и на местах, но не упускать главного момента — руководства комсомола.

Естественно, что в далеком от центра Иркутске данные процессы шли чуть медленнее. Проявилась в провинции и интересная тенденция, когда скаутские отряды пытались использовать создаваемые комсомолом детские группы для полной своей легализации. Отдел Политпросвета Губернского комитета РКСМ в отчете за январь 1922 г. отмечает, что проведенное совещание по вопросам детского движения показывает: скауты и их лидеры претендуют на независимость. В этом не было ничего удивительного для тех, кто был знаком с принципами движения — скаут вне политики. Комсомол это мало устраивало, и стремление к самостоятельности преграждается введением института помощников скаутмастеров из комсомольцев для контроля и обеспечения пионердвижения своими кадрами.

3 августа 1922 г. участники Губернского совещания РКСМ констатируют факт — ограниченное количество сил и средств не позволяет повсеместно, как это происходит в центральных районах России, создавать детские группы. И поэтому задачи намечаются достаточно скромные: ознакомить скаутмастеров с новыми течениями в детском движении и привлечь тех, кто будет работать с детьми, сотрудничая с комсомолом. Комсомольцы, присутствующие на совещании, прекрасно осознают, что на существование в ^ Иркутске скаутской дружины глаза не закрыть. Поэтому необходимо рассмотреть социальный состав ее членов и, по возможности, влить в общую массу детского движения. Была предложена и структура построения детских групп, мало отличающаяся от скаутской. Правда, наличествует все тот же момент — руководство РКСМ.
Как это получилось на практике лучше рассказать словами Лидии Ивановны.

«Был солнечный осенний день 1922 года. В штаб-квартиру вошли скаутмастера Костя Жилин, Лева Каплан, Исай Шапиро, Юра Попов. Как гром среди ясного неба прозвучали слова, что наша организация буржуазная и решением ЦК комсомола создана организация пионерская. В ней все так же как у нас – звенья, отряды, дружины, тоже приветствие «Будь готов», только галстуки красного цвета. Но пионеры не верят в бога. Начался ропот. У многих родители были религиозными и вступать в пионеры запретили бы.
Мы пели свои песни, плакали, целовали наше знамя. Потом был последний парад на площади Третьего Интернационала»

1 октября 1922 г. на площади Третьего Интернационала состоялся праздник скаутов. Под ритмы барабанов по мощеной мостовой прошел и парад скаутских отрядов. Барабаны эти для своих воспитанников делал мастер на все руки А. П. Демьянович. Были они по типу индейских, когда из чурбачка 25-30 сантиметров выдалбливалась труба, обтягивалась мокрой коровьей кожей, стягиваясь сырыми ремешками. Показывали и гимнастические упражнения (пирамиды). Борис Алексеевич вспоминает, что ему больше всего запомнилась ходячая пирамида "слон". Два скаута вставали друг за другом, один или два сверху изображали туловище, а кто-то и младших висел впереди вниз головой — хобот.

Что было дальше? И опять на помощь приходит Лидия Ивановна.
« После парада зашли в штаб-квартиру и долго обсуждали, как быть? Мы знали, что некоторым из нас, в том числе и мне, родители не разрешат и думать о пионерах. Но большая часть ребят заявила скаутмастерам, что в пионеры вступить согласны. Вера в скаутмастеров была безгранична, и если в пионеры призывали вступить Каплан, Попов, Шапиро, то и обсуждать нечего.  Часть ребят решила продолжать скаутскую работу подпольно. Надеясь, что все еще будет хорошо, написали письмо в ЦК комсомола, в котором просили оставить скаутскую организацию наравне с пионерской. Ответа из ЦК мы так и не дождались.

Наши подпольные отряды – это отряд Лели Власовой на 1-й Иерусалимской и Жени Шалашникова на 5-й Солдатской. Именно здесь располагались квартиры наших вожатых. На сборах также обсуждали дневники, беседовали, пели песни, играли. Но месяца через три  стало скучно без остальных ребят и мы пошли в Маратовский райком комсомола и заявили свое согласие стать пионерами».

Авторитет А.П. Демьяновича в детском движении губернии, по видимому, был очень высок. Комсомол был вынужден признать, что под названием «юные пионеры» в городе легализовалась скаутская организация. Средства нейтрализации этого процесса поражают своей неординарностью- «Демьяновича изъять из Губбюро и просить перебраться его в другую губернию». Конечно, вряд ли именно это решение повлияло на то, что в 1924 году  Алексей Плакидович уехал из Иркутска во Владивосток. Дальнейшая судьба этого замечательного человека, как и многих скаутмастеров России, трагична. В 1938 году он был арестован, осужден тройкой на 10 лет без права переписки, а в1957 посмертно реабилитирован.

Со скаутами комсомол «нянчился» довольно долго. Причина, скорее всего, была одна - нужна основа для работы с подрастающим поколением, пока не наработан собственный опыт.
Пятый съезд комсомола  в октябре 1922 года принял решение  положить в основу детского пролетарского движения  метод длительной игры, основной скаутский метод. Но противоборство со скаутами и скаутингом из плоскости идеологической все более переходит в практическую. ГПУ начинает преследовать за нелегальную скаутскую деятельность. Отношения определились окончательно.

В газете «Власть труда» от 5 января 1923 года появляется информация о том, что постановлением Губисполкома дружина скаутов распущена. Демьянович  от работы отстранен, но пять бывших скаутмастеров, ставших комсомольцами, продолжают использоваться. ( Вспомните слова Лидии Ивановны о деятельности ее скаутмастеров после расставания со скаутингом). Теперь основная задача в центре и на местах - подготовка через систему курсов пионервожатых собственных кадров. И Губком все увереннее начинает вставать на позиции « изживания» непролетарского элемента в руководстве детским движением. Появляются собственные кадры. В районах губернии, из-за отсутствия там скаутских отрядов среди организаторов пионерского движения бывших скаутов нет. На апрель 1924 года состав вожатых и во всех районах Иркутска уже на 99% комсомольский. Это дает возможность ставить вопрос очень жестко – отстранение от работы в детских коммунистических группах не только скаутов-не комсомольцев, но и комсомольцев- бывших скаутов. Проведен пересмотр всех вожатых и работников райбюро, в общегородской организации сняты с работы 24 человека- бывших скаутов. «Негодный» элемент окончательно отстранен от работы с детьми.

Обновлено 16.01.2011 21:09
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить